«Вековые традиции и новые технологии» — таков девиз московской Больницы имени Боткина. 23 декабря коллектив отметил 110-летие со дня основания учреждения. 

Корреспондент «АиФ» поговорила с заместителем главного врача по хирургии, врачом-хирургом высшей категории, кандидатом медицинских наук и заслуженным врачом России Владимиром Бединым.

— Владимир Владимирович, 23 декабря коллектив больницы имени Боткина отметил ее 110-летие. Расскажите, как было основано ваше учреждение?

— Больницу построили на деньги одного из богатейших людей Москвы начала прошлого века, купца Солдатёнкова. Он оставил завещание — 2 миллиона рублей на строительство учреждения, где будут лечить людей без различий в званиях, сословиях и денежных возможностей. Не на футбольный клуб решил деньги потратить, а на больницу.

Она объединила лучших врачей того времени. Например, у нас работал хирург В.Н. Розанов — человек, который оперировал и Ленина, и Сталина, и Фрунзе. Он был прообразом профессора Ф.Ф. Преображенского, героя повести Булгакова «Собачье сердце». 

В день, когда В.Н. Розанов оперировал Фрунзе, Сталин и Микоян приехали в больницу, но хирург их не пустил. Тогда Сталин оставил для Фрунзе записку на бланке хирурга: «Дружок! Был сегодня в 5 вечера у т. Розанова (я и Микоян). Хотели к тебе зайти — не пустил, язва. Мы вынуждены были покориться силе. Не скучай, голубчик мой». Записка до сих пор хранится в музее больницы. 

Сейчас больница представляет собой масштабное учреждение, где оказывают все виды медицинской помощи.

У нас представлены все направления в лечении взрослых людей. Онкология, абдоминальная хирургия, терапия, нейрохирургия, кардиохирургия, травматология и многие другие. То есть все направления, которые есть в медицине. В больнице проводят хирургические вмешательства любой сложности — от традиционных полостных до миниинвазивных, в том числе лапароскопических, эндоскопических и роботических. Боткинская больница — крупнейшая в стране: у нас 1800 коек, 114 реанимационных коек, 58 операционых. В год мы выполняем около 70 тысяч операций, это составляет 9,5 % от операций во всей Москве. А коечный фонд составляет 7% от московских стационаров.

Сейчас больница принимает 53% плановых больных и 47% экстренных больных. Ежедневно к нам поступает более 200 пациентов по скорой помощи. 

Более 100 наших врачей только в течение последних лет прошли обучение в ведущих клиниках мира — Южной Кореи, Германии и Америки. Ведущие сотрудники больницы преподают и практикуют. У большинства заведующих есть степень кандидата или доктора наук, многие из них являются лидерами своего направления в России, а также доцентами и профессорами на кафедрах медицинских направлений и университетов. 

— Я знаю, что в Боткинской больнице не только лечат больных, но и учат врачей.

Да, у нас есть образовательный симуляционный центр для столичных докторов и медицинских сестер. За пять лет работы центра было обучено 55 тысяч слушателей, разработано более 230 образовательных программ по 50 направлениям медицины. Медики обучаются на тренажерах, а не на живых людях. Например, можно сделать гастроскопию: посмотреть на экране, как зонд проходит по пищеводу в желудок, двенадцатиперстную кишку. На тренажере можно вызвать кровотечение и попытаться его остановить.

Леонид Марголис.

Есть родильная палата с манекеном — пластмассовой беременной женщиной. Если включить тренажер, то запустится процесс родов — с кровью, криками, все как полагается. Могут быть осложнения, с которыми доктору нужно будет справиться. 

В кабинете медицины катастроф инсценирована авария в метро: вагон сошел с рельс, и повсюду разбросаны манекены. На занятиях там слышны крики пострадавших, искрятся разорванные электропровода. Медики должны правильно сделать искусственное дыхание, правильно взять пострадавшего, чтобы отнести с места аварии. Все это транслируется на экраны, где потом опытные коллеги разбирают действия обучающихся и находят ошибки.

— Как вы относитесь к отечественной вакцине от ковида? Надеетесь ли вы, что она облегчит нагрузку на систему здравоохранения?

Конечно. Медработников в первую очередь вакцинируют, и это правильно. Человек же понимает: зачем ему болеть, если можно прививку сделать. 

— А сами вы привились?

Мне уже не надо — я в мае переболел. Была пневмония, но не очень сильная.

В обществе, тем не менее, по-разному относятся к «Спутнику». У людей много недоверия, опасений насчет вакцины.

В свое время у нас от полиомиелита вообще не хотели прививаться. Поймите, у каждой вакцины могут быть небольшие реакции в допустимых пределах. У кого-то могут быть аллергические реакции на прививки. Но и пищевые продукты могут вызвать аллергию. 

Если человек сделал прививку, риск заболеть снижается в тысячу раз, а заболеть в тяжелой форме — вообще исключается. Это объективный научный факт. Так что у человека есть выбор: привиться или переболеть и, возможно, погибнуть. Здесь каждый должен решать сам. 

— Антипрививочники сильно осложняют жизнь вам, медикам, тем, что не вакцинируются, а потом болеют?

Они себе жизнь усложняют. Оспу же прививками победили, полиомиелит прививками победили. Ни один нормальный человек не поедет в Африку, не сделав прививки против инфекции — к примеру, против желтой лихорадки, гепатита А и В, столбняка и туберкулеза. Хотя некоторые ездят, а потом заболевают и погибают. Я вот от гриппа постоянно прививаюсь, благодаря чему им последнее время не болел. 

— Три месяца — апрель, май, июнь — корпус больницы Боткина перепрофилировали под больных коронавирусом. Как вы справлялись в это время? Был ли в вашей практике, если не равноценный, то хотя бы похожий опыт?

В 60-х годах в Москву один журналист занес чуму и заразил полгорода. Целый корпус Боткинской больницы был отдан под этих пациентов. Вот был похожий опыт. Но это дело давнее. И тех людей, которые здесь работали тогда, сейчас уже нет. 

Конечно, в начале эпидемии были проблемы, сложности. В Боткинской в кратчайшие сроки был развернут ковид-центр на 125 коек, за время его работы мы пролечили 1000 больных, выполнили 80 экстренных операций. На базе симуляционного центра мы подготовили специальные курсы для столичных докторов — обучающие программы по лечению ковидныхбольных. Многие больницы в Москве перепрофилировали под больных коронавирусом. А перед Боткинской больницейпоставили задачу, чтобы мы оказывали всю неотложную помощь. Бывало, что к нам поступали люди с травмой, ножевым ранением, инфарктом или гематологической болезнью, и в процессе обследования еще выявлялся ковид. Тогда мы переводили их в обсервационный корпус и там лечили. Это было нужно для разведения потоков больных с ковидом и без ковида. До сих пор в больнице мы соблюдаем правила по выявлению ковидных больных. Они сразу изолируются, потому что главная задача — обеспечить безопасность для остальных пациентов. 

— Год для всех выдался непростой, а медики вообще работают с запредельными нагрузками и без перерыва. А новогоднее настроение-то у вас есть?

Ну новогоднее настроение есть, тем более мы в Новый год отмечаем 110-летие Боткинской больницы. В юбилейный день к нам приехал мэр Москвы Сергей Собянин, который лично поздравил с праздником и вручил почетные награды сотрудникам больницы. Президент России В.В. Путин поздравил нашу больницу и коллектив, это было очень приятно. Для коллектива это действительно большое дело: это оценка нашей работы и аванс на будущие успехи. Поэтому праздничное настроение есть. А так — да, работа тяжелая, больных много, но мы достойно справляемся. 

— Какие надежды вы возлагаете на будущий год? 

Я думаю, волна ковида должна пойти на убыль. И вакцина подействует: чем больше людей привьют, тем ниже будет риск заболеть. У многих пациентов и сотрудников уже сформировался иммунитет. Поэтому, я думаю, совместными усилиями врачей и всех горожан мы победим эту страшную болезнь.

https://aif.ru/moscow/god_tyazhelyy_no_spravlyaemsya_botkinskaya_bolnica_otmechaet_yubiley

0