Человечество познакомилось с COVID-19 немногим менее года назад, и чем дальше, тем чаще мы сравниваем болезнь с «испанкой». Самая страшная пандемия ХХ века длилась два года. Что общего у этих двух инфекций и чем они отличаются? 

Начнем со статистики. Испанским гриппом переболело более 550 млн человек, число умерших сильно разнится в разных источниках, но специалисты склоняются к 20-25 миллионам. Значит, смертность составляла 3,6-4,5%.

Предварительные итоги

Получается, что больных испанкой в 10 с лишним раз больше, чем COVID-19 (сейчас им заболели немного более 50 млн), а число умерших больше примерно в 20 раз (от COVID-19 погибло около 1,2 млн человек). 

Цифры все равно ужасные, и не нужно забывать, что они не окончательные: до конца пандемии число больных и погибших может сильно вырасти. Как долго она будет продолжаться? Вторая волна сейчас в самом разгаре, но прогнозируется уже и третья. Главврач знаменитой больницы в Коммунарке Денис Проценко заявил, что она неизбежно будет в марте 2021 года. Не такой сильной, как сейчас (во время «испанки» самой сильной была тоже вторая волна). Но остановится ли коронавирус после нее, точно сказать сегодня не может никто. Понятно, что мы столкнулись с очень серьезным и коварным врагом.

По ложному следу

Много похожего между «испанкой» и COVID-19 в главной причине смерти: в цитокиновом шторме. Мы уже привыкли к этому сложному термину и знаем, что он обозначает бешенство иммунитета и его агрессию против человека. Как тогда, век назад, так и сейчас, самые критические события происходят в легких. Избыточная реакция иммунной системы приводит к дыхательной недостаточности, и многие больные погибают. Тогда это считали быстротекущей бактериальной пневмонией, а иногда даже легочной чумой, от которой больные моментально сгорали, часто гораздо быстрее, чем сейчас. Главной причиной болезни считали гемофильную палочку (Haemophilus influenzae). Тогда эту бактерию называли палочкой Пфейффера. 

Высказывались и другие предположения, но о вирусах серьезно не думали. Хотя первый вирус табачной мозаики был открыт наши ученым Дмитрием Ивановским в 1892 году. Кстати, в тот же год немец Рихард Пфейффер открыл палочкообразную бактерию, получившую его имя. Тогда тоже была пандемия гриппа, и ученый выделил бактерию из носа больного этой инфекцией. Пфайффер посчитал ее причиной инфекции и назвал сначала палочкой инфлюэнцы (это название гриппа было более распространено). Его заблуждение дожило до 1933 года, когда впервые был выделен вирус гриппа человека.

Блуждание в «темноте»

Почему же ученые так долго заблуждались и не могли открыть вирусную природу болезни? Ведь во время пандемии «испанки» 1918-1920 гг. уже была известна одна вирусная инфекция человека: желтая лихорадка. Её в 1902 г открыли американцы Уолтер Рид и Джеймс Кэррол. Проблема в том, что представления о вирусах были очень туманными, даже фантастическими. Их нельзя было как-то «пощупать» и увидеть. Обычный оптический микроскоп этого не позволял, а электронный появился только в конце 1930-х. И лишь с его помощью в 1939 г. первым увидели вирус табачной мозаики, открытый Д. Ивановским почти за 50 лет до того. А за 4 года до этого американец Уэнделл Стэнли первым определил, что вирус имеет белковую природу. До этого они были настоящим фантомом.

«Святой Себастьян молится за жертв Юстиниановой чумы». Фрагмент картины конца XV в.

Представляете, насколько отличается видение «испанки» нами и теми, кто жил в то время? Вирус «поймали» только в начале нашего века, выделив его из останков людей, погибших в пандемию. Для этого производили их эксгумацию. После этого стало понятно, что пневмония, уносившая жизни, скорее всего, была цитокиновым штормом. Это состояние развивалось у приматов, когда им вводили «реанимированный» вирус «испанки». 

Оборона без оружия

А во время пандемии такое состояние не могли ни диагностировать, ни лечить. Ни одного препарата для этого не было. Гормоны, гепарин, противовирусные средства, кислородотерапия, палаты интенсивной терапии и реанимация, помогающие больным с цитокиновым штормом сегодня, появятся много позже. Тогда лечили средствами, бесполезными при этом диагнозе: аспирином, стрихнином, касторкой, препаратами наперстянки и мышьяка. Прививок, понятно, тоже не было. 

Что из этого следует? Многие больные испанкой сегодня были бы спасены. И наоборот, случись пандемия COVID-19 в то время, смертей было бы много больше. Вот такое сравнение двух инфекций получается.

Мнение эксперта

Доцент кафедры инфекционных болезней у детей РНИМУ им. Пирогова, кандидат медицинских наук Иван Коновалов:

— «Испанку» и COVID-19 можно сравнивать, можно находить сходство между этими инфекциями. Обе передаются воздушно-капельным путем, обе поражают легкие, их возбудители пришли к нам от животных и т. д. Но это не значит, что нынешняя пандемия будет такой же долгой и с таким количеством смертей, как «испанка». Сегодня несравненно более сильная медицина, есть лекарства, появляются уже первые вакцины, медпомощь более доступна, мы лучше понимаем природу инфекции. Поэтому сравнивать нынешнюю пандемию с «испанкой» не совсем корректно. Логичнее её сопоставлять с пандемиями конца XX и начала XXI века, когда уровень здравоохранения уже был близок к современному.

https://aif.ru/health/coronavirus/covid-19_protiv_ispanki_kakaya_infekciya_strashnee

0